Не бойтесь ни рака, ни СПИДа

Пришлось приложить к глобусу не линейку, как к картам, а циркуль. Вела меня интуиция. В Центральной Азии в районе Туруфанской впадины нашел точку, провел окружность и… И вершины Гималайских гор выстроились у меня как по команде — ровнехонько по дуге… Иду дальше — нахожу точку, от которой оказываются равноудаленными горные вершины Индонезии, Филиппин, Индо-Китая… И тут я понял, хотя конечно же, не до конца, что сделал какое-то важное открытие. Очень важное. Открытие, проливающее новый свет на устройство планеты Земля. Получалась какая-то поправка к закону всемирного тяготения, открытого Исааком Ньютоном триста лет назад… Ведь вокруг точек, куда упиралось острие циркуля, земная кора как бы закручивалась, стягивалась к этой точке. И другой — подобной — тоже. Там, где силы оказывались равными, но противоположно направленными, образовывались трещины, заполненные водой — реки. Или — реки наоборот: гряды холмов, гор…

Неужели никто не увидел этого раньше? Неужели мне суждено поправить самого Ньютона? Быть не может… Ньютон был образованнее меня. Он интегралы умел брать, а я нет — не научили в школе… И, вообще, подобное простенькое открытие может сделать любой школьник, имей он карту на уроке географии и циркуль после урока черчения… Сто лет карты достаточно точны и совершенны, а циркули — тем более .. . Неужели за сто лет никто не додумался? Не додумался. Иначе бы об этом в любом учебнике по географии рассказывалось… И я торжественно объявил домашним, что вот этот старенький глобус будет в скором времени лежать под музейным стеклом, а рядом будет надпись — «Руками не трогать».

Они смеялись. Не над причудами людей из всего творить кумиров. Смеялись надо мной. Не верили. Не верили, что я сделал грандиозное открытие. Я и сам не верил. Но факты упрямая вещь.

Еще более упрямыми они оказались, когда я разыскал листок, на который перечертил карту эпизоотий чумы среди грызунов Северной Америки. Карту эту составил и опубликовал К. Мейер еще в 1947 году. За год до моего рождения. С тех пор на эту карту смотрели студенты медицинских вузов почти всего Земного шара и не видели того, что видел теперь я — очаги эпидемий среди сусликов тоже оказывались равноудаленными от определенных точек и выстраивались вдоль линий концентрических окружностей с определенными интервалами.   Ну,   как   границы   годовых   колеи,   на   спиле сосны . ..

Я снова взял глобус. Нанес известные мне города, а из­вестны мне к тому времени были многие, которые посещала чума в конце XIX — начале XX века. И они тоже выстроились вдоль окружностей. .. Так стало ясно, что я открыл полюса, систему полюсов, которые являются не только гравитационными, но и электромагнитными, поскольку вокруг этих точек действует не только сила тяжести. . .

— Почему полюса гравитационные, более — менее понят­но, но почему электромагнитные?

— Честно говоря, вопроса этого я не ожидал. Ведь мы уже говорили о работах Я. Крейна, С. Павловича, доказавших изменение вирусов, микробов, организмов под действием  электромагнитных сил…  Чума-то показывает,  где  в тот или иной период действуют благоприятные для чумных микробов электромагнитные силы. Траектории эпидемий прочерчивают линии действия этих невидимых сил…

— Получается,  что вы еще тем  самым открыли  и  своеобразную камеру Вильсона. В ней, помнится, по следам элементарных частиц прослеживают их характер…

— Совершенно верно. Камера Вильсона. Только не искусственная, а природная. Камера, с помощью которой можно изучать действие… электромагнитной гравитации что ли… Не знаю, как точнее это выразить. . .

— Постойте, постойте.  Это что же получается?  Получается, что вы открыли и единое поле, над теорией которого Альберт   Эйнштейн    и    другие    величайшие    физики   мира безуспешно бьются не одно десятилетие… Этого не может быть. Вы же не физик, а историк, литератор, журналист…

— Не надо. Не надо перечислять все мои профессии. Это долго. А главное — не нужно.  Я же не виноват, что с помощью   глобуса,   циркуля   и   головы,   наполненной   разными фактами, сделал  то, что другие не сделали целыми институтами и академиями, начиненными компьютерами, синхрофазотронами, лазерами, штатами лаборантов и секретарш… Кстати,   недавно   сын   мне   подарил   книжку   Я. Г. Каца, В. В. Козлова и других «Кольцевые структуры Земли: миф или реальность». Москва, «Наука», 1989. Оказывается, геофизики всего мира более четверти века изучают мои ГЭМ полюса с помощью сложнейшей аппаратуры, включая космические спутники Земли. Обнаружили в них и гравитационные и магнитные аномалии. Но как универсальное свойство материи — от масштабов Вселенной, до масштабов дерева, кристалла, атома — осмыслить кольцевые структуры не могут. Изучая, не видят гравитационных электромагнитных полюсов… Парадокс. Все того же узко профессионального мышления, низводящего профессионала на уровень жалкого дилетанта.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.