Не бойтесь ни рака, ни СПИДа

— Однако, может вернемся к «горшкам».  К фактам, на которых базируется ваша гелиогеомагнитная теория распространения   заболеваний.   Солнечно-земная,   как   я   понимаю.

— Да, понимаете вы правильно. Это теория, объединяющая множество событий и причино-следственных связей происходящих одновременно и в межзвездном пространстве, и на Солнце, и на Земле, и в вашей квартире…

В конце века епископ Григорий Турский в своей «Истории франков» (М., «Наука», 1987, с. 179) под 582 годом рассказал о трехлетней чуме в городе Нарбоне и при этом отметил: «когда люди, спасшиеся от нее бегством, возвращались, они вновь заражались этой болезнью». В 1897 г. русский профессор М. И. Галанин в своей монографии «Бубонная   чума»   (с.   34)   отмечал,   что  в   1720  году  чума   во Франции почему-то ограничилась одним Марселем и не распространилась по стране, несмотря на массу беглецов, удержать которых было невозможно даже под страхом смерт­ной казни. Более того, когда в конце 1720 г. эпидемия почему-то временно прекратилась, и многие беглецы вернулись в Марсель, через некоторое время они все заболели и умерли. История Нарбона повторилась. За 1100 лет с лишним человечество так ничему и не научилось. Но были и умные люди: навернувшиеся «разносчики заразы» остались живы, так никого и не заразив …

В том же 1897 г. забытый, неоцененный по достоинству талантливейший гигиенист, человек, широко смотревший на мир, ректор Томского университета Александр Иванович Судаков приводил в своих лекциях «странные» факты другого времени и другой географии. Во время чумы 1896 г. из Бомбея бежало 400 тысяч жителей, в основном в Калькутту. Но в Калькутте почему-то никто не заболел, хотя английский врач Симпсон, ученик знаменитого лауреата нобелевской премии Р. Коха, с помощью новейшего цейсовского микроскопа находил среди беженцев носителей бактерий чумы. В конце 1896 г. в Калькутту прибыл из Гонконга целый пехотный полк, несколько солдат, которого в 1894 г. умерли от чумы. У двух прибывших Симпсон нашел чумные бациллы. И что же? Ничего. Эпидемия началась в Калькутте через два года, в 1898-ом, а в Лондоне, где тоже были беженцы из Индии, только в 1903—1907 гг.

Удивляло А. И. Судакова, но не его коллег в стране и мире, и другое: распространение чумы не зависит от количества и плотности населения. Так, в пригороде Бомбея Тана с населением в 20 тысяч за три месяца умерло от чумы 630 человек, в городе же Пуна — только 390. И это при населении в 100 тысяч. Заболеваемость и смертность оказались в Пуне в 8 раз ниже! И это при одинаковом и даже  несколько  худшем уровне медицинской  помощи!

— Извините, а почему вы говорите только о чуме? Раз­ве ваша  теория  и уже,  пусть небольшая,  но  практика  не распространяются на другие заболевания?

— Распространяется, как показывают пилотажные (проб­ные, прикидочные) исследования, практически на все 999 заболеваний и причин смерти, регистрируемых Ежегодниками санитарной статистики Всемирной организации здравоохранения.

Просто чума — царица болезней. Она достаточно хорошо описана в литературе. Да по возможности ее возвращения надо помнить всегда. С ней шутки плохи: два-три дня — и труп. Это не СПИД, и не ишемия, которые могут тянуться годами. А появилась чума, как правило, на рубеже столетий. Ее предшественница и предвестник — холера уже побывала в 1990 году в Краснодаре и Ставрополе, в Румынии. В 1991году от нее пострадали сотни тысяч перуанцев, бразильцев, аргентинцев, эквадорцев. Посетила она и Индонезию, и Ирак. И такие страны с самой передовой медициной и системой вакцинации, как ФРГ и США, где больных уже тысячи…

Эпидемия перерастает в пандемию — мировую эпидемию. И чума не за горами. В прошлом и нынешнем году случаи чумы отмечены, если судить по публикациям «Известий», в Аральоке, в Гурьевской области, в Донецке, в Москве … О возможности возвращения чумы в связи со снижением солнечной активности, а с нею и уровня ультрафиолетового излучения, и ростом напряженности магнитного поля Земли, я предупреждал и Всемирную организацию здравоохранения, и наши медицинские органы еще в апреле 1990 г. Первый случай в СССР был отмечен в июле… Честно говоря, я не предполагал, что прогноз сбудется так быстро. Но если вас чума все-таки не интересует, можем поговорить и о холере, и о раке. Разницы большой нет. Закономерности распространения заболеваний и, следовательно, использование этих закономерностей себе на пользу, а не во вред, всущности одни и те же, что для гриппа, что для гипертонии …

Но прежде чем перейти к другим заболеваниям, обратим внимание хотя бы на то, что и так уже видно из приведенных примеров. Болезнь всегда конкретна. Ее нельзя рассматривать вообще, абстрактно, воне времени и пространства, вне конкретного человека. В одно время болезнь, в частности чума, куда-то исчезает, если и поражает, то небольшие территории. А другие пространства Земли в это же самое время оказываются не только не пораженными, но испасительными. Но опять-таки на какое-то время…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.