Не бойтесь ни рака, ни СПИДа

— Да, но и уважаемый вами профессор Щепотьев тоже до этого не додумался — спасать людей путем переселения.

— И  не  мог додуматься. У него тоже господствовали  в голове свои стереотипы, впитываемые с детства, с молоком матери, как говорится. И первый, самый страшный, стереотип — карантин.   Карантин — изоляцию   больных   людей   на месте заболевания — придумали в XIV веке венецианцы. Фактически они придумали систему уничтожения заболевших людей. И благодаря этому дикому средневековому изобретению, вольно или невольно, за сотни лет были уничтожены сотни тысяч, миллионы людей… И сломать этот стереотип очень и очень сложно.

Диким изобретением считал карантин и французский врач XVIII века Росси, и М. И. Галанин, который приводил его цифровые выкладки в своей капитальной монографии: до учреждения карантинов в 1526 г. эпидемии чумы во Франции наблюдались в среднем каждые 52,7 года, после же учреждения — каждые 8,7 года! В 6 раз чаще. Подобные же циф­ры были характерны и для Испании, Италии, Далмации… И А. И. Судаков удивлялся: почему это для изоляции людей, контактировавших с больными чумой, устанавливается среднеарифметический срок в 6 дней, хотя известны случаи заболевания и на 10 и на 21 день… А ведь достаточно проникновения одного такого больного, чтобы все меры предосторожности, все затраты на них сделать бессмысленными. 6 дней —- ныне международный срок карантина по чуме! Логики в этом никакой.

— Да,  но почему вы считаете, что Судаков  и  Галанин были   правы,   а   Всемирная   организация   здравоохранения, объединяющая  лучшие умы современной   мировой  медицины, нет?

— Да потому, что истина не устанавливается большинством   голосов.   Только   фактами,   наблюдениями,   опытом, экспериментами. Умными экспериментами и умными, последовательными рассуждениями. Попробуйте большинством голосов постановить, что до Луны можно долететь на воздушном шаре…

И авторитеты тут не действуют. Умные люди у нас, кстати, никогда не были авторитетны. Да и не только у нас. Д. И. Менделеев был почетным членом множества академий, но в Петербургской академии наук он так и остался членом-корреспондентом. И это далеко не самый печальный случай. К. Э. Циолковский 40 лет в городских сумасшедших проходил… Да и теперь от его космизма в мышлении оставили одни железки в Космосе, новую мировую свалку организуют новые академики, прикрываясь именем Циолковского. Толпа всегда действует на уровне наихудшего ее члена — это социологический закон. Выбирает толпа и соответствующих ей вождей. В науке тоже самое. Тут ничего не попишешь.

Кстати о стереотипах и магии авторитетов. В записных книжках академика медицины Д. К. Заболотного я как-то прочел о том, что больной чумой монгол в жару и бреду вскочил с постели и побежал умирать в горы… Только через год я понял, что тяжело больной человек не побежит умирать в гору, лучше уж под гору, куда легче… В горы-то он побежал жизнь свою спасать, от неумной медицины академика бежал. Бежал потому, что так его научила и Природа, и предки. Но Заболотный этого так никогда и не понял, да и мне год потребовался, чтобы осознать свою ошибку… Вот какова власть стереотипов.

Второй печальный стереотип — гигиена. Только не подумайте, что я против мытья рук и мыла. Нет, тут вопрос серьезнее. Нельзя верить в гигиену, как в панацею. Орловские крестьяне во время эпидемии холеры, как-то мудро заметили, одному земскому врачу, поучавшему их уму разуму: «Эх, барин, если бы все болезни были от грязи, то на Земле людей давно бы не осталось».

Ну давайте и мы посмотрим вокруг спокойно и здраво. Во время эпидемии гриппа все медработники (и не только они) надевают марлевые повязки, для того, чтобы не выпустить или не впустить вирусы и бактерии. Но каково соотношение между бактериями и отверстиями в марле? Я думаю, ничуть не меньше, а гораздо больше, чем между иголкой и Триумфальной аркой. А скорость вылета воздуха и слюны при чихании и кашле (а с ним и «иголки») превышает скорость урагана … Ну и кого же мы таким образом задерживаем? Воздух, кислород, поступающий в нездоровый организм. А без воздуха в достаточном количестве организму куда труднее справиться с заболеванием…

И поливать дустом или еще какой отравой всю планету или хотя бы сотни тысяч квадратных километров, чтобы уничтожить вредные бактерии и вирусы — тоже занятие бессмысленное, и очень вредное. Не для вирусов. Для людей, для животных, для планеты. Ведь достаточно уцелеть одной бактерии, как она тут же размножится, при подходящих условиях, в сотнях миллиардов экземпляров. Бактерии ведь древнейшие и самые приспособленные жители этой планеты. Жили до нас, живут с нами и будут жить после нас, даже если мы сами себя полностью отравим…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.