Не бойтесь ни рака, ни СПИДа

Александр Леонидович создал теорию убийственной для политиков предсказательности. Нет, он не возводил Солнце и его энергию, команды в абсолют. Солнце, подчеркивал он, лишь указывает — действуй, а как действовать в каком направлении — зависит от человека, его ума, культуры. Это была современная, научная астрология, материалистическая, без мистики, наука которая, несколько отличалась от «материалистического» марксистско-ленинского учения о роли партии и вождей, в сталинской редакции к тому же…

Но это был еще 1924 год. Профессор Чижевский продолжал работать — изучал влияние солнечных вспышек и выбросов на развитие всей биосферы и ноосферы, сферы разума, как называл сферу человеческой деятельности В. И. Вернадский. О результатах, некоторых результатах, этой   работы  сегодня  можно  прочесть  в  посмертной   книге А. Л. Чижевского «Земное эхо солнечных бурь», выпущенной теперь не одним изданием. Вместе с казанским медиком С. Т. Вельховером Александр Леонидович создал биоприбор, позволяющий по изменению активности микробов, их вирулентности (ядовитости), окраске предсказывать поведение Солнца на несколько дней вперед. Был разработан и ионизатор воздуха — «люстра Чижевского» — прибор, позволяющий увеличивать и яйценоскость кур, и срок человеческой жизни… Была обоснована и идея прибора для омагничивания воды, с помощью которого ныне огородники повышают плодородие своих участков, строители — прочность бетона, а я лечу и ожирение, и бронхит, и гипертонию. Прежде всего у себя.

В конце 30-х, Александр Леонидович должен был, как и я, в возрасте 42 лет получить нобелевскую премию (его даже выдвинули), но он получил вместо нее —15 лет сталинских лагерей. Спасибо — не расстреляли, как Н. И. Вавилова. Вышел он тяжело больным человеком, потерявшим семью, архивы… Но он продолжал работать. Не только руками, но и головой. Как делал это и в лагере. И стихи писал. И картины. Но главное — развивал идеи гелиобиологии. Теперь в КБ С. П. Королева. Подобрали… Кое-что напечатали…

Умер Александр Леонидович в декабре 1964 года от рака. Умер, как и многие другие выдающиеся люди, в год солнечного минимума, согласно закономерности, которую я давно заметил, но которую еще предстоит обосновать, изучить… Впрочем, такие люди не умирают. Умирает тело. А дело, душа солнечного человека живет. Живет в книгах, в идеях, в учениках…

— Вы, Валерий Евгеньевич, считаете себя учеником Чижевского? И с ним вы не спорите. Он для вас непризнанный лауреат, несостоявшийся академик, изгой науки и потому… непререкаемый   авторитет,  если  судить  по  сказанному.

— Ну, что вы. Конечно, пререкаемый. У меня тоже есть ученик. Как-то в разговоре он взахлеб и с великим почтением говорил о Достоевском и Толстом, называя себя и меня ничтожными мошками. А я его спросил: «Послушай, зачем ты так унижаешь Толстого?» Он удивился. А я объяснил: «Толстой ведь жил, мучился, думал, писал для того, чтобы каждый   человек   понял   его   ошибки,   стал   лучше,   пошел дальше…  Каждый!  В  том  числе и  ты.  И  не думай,  что скромность — это положительная черта. Нет. Она — хвастовство наоборот. Одна из форм лжи, дезинформации. А Толстой учил не лгать… Не унижай, пожалуйста, Толстого, унижая себя».

Почему я так говорил? Да потому, что одна из составных частей таланта — уверенность в себе. Внушая человеку с малолетства, что он ничтожество, что он человек маленький, что только старшие или особо избранные знают, что, как и почем, мы убиваем таланты, мы обкрадываем сами себя . . .

Что же касается того, как и в чем я поправил и дополнил А. Л. Чижевского, то это опять-таки отдельный разговор.

ДОПОЛНЕНИЯ  К ЧИЖЕВСКОМУ, или ГЕЛИОГЕОБИОЛОГИЯ

— Мне помогли очередные неприятности. Во-первых, меня стали просить покинуть редакцию «Известий», где я работал корреспондентом по отделу образования и воспитания, после того, как я в ноябре 1988 года предложил партии и правительству самый совершенный на сегодня в мире механизм демократии (См. «Вечерняя Москва», 1990, «Депутат на хозрасчете»). В результате у меня появилась масса свободного времени.

Во-вторых, по прошествии лет 15—12 я вновь вернулся к мысли о том, почему в начале каждого века Россия попадает в полосу катастроф. С этой мыслью, я переключил телевизор на образовательную программу и узнал, что саранча размножается в соответствии с циклами солнечной активности. На следующий день в библиотеке я познакомился с работами А. Л. Чижевского. Но работы «Физические факторы исторического процесса» не нашел. Не нашел и в алфавитном каталоге Библиотеки им. Левина. И тогда я, правда, в несколько меньшем объеме, проделал ту же работу, что и Чижевский.

Сначала у меня была тысяча карточек — по карточке на каждый год нашего тысячелетия, — куда я выписывал условными значками не только исторические события у нас и за рубежами Руси, но и события в биосфере — неурожаи, голодовки, эпидемии, налеты саранчи — в атмосфере — состояние погоды, — различные   явления   на   небе,  включая  и  НЛО.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.