Не бойтесь ни рака, ни СПИДа

Потом у меня появилось 2000 карточек — наша эра. Потом еще… Когда, я наконец-то нашел книжку Чижевского, меня не надо было убеждать. Я уже сам убедился. Не поверил, а убедился.

Но я убедился и в другом. Александр Леонидович оказался слишком увлекающимся человеком. Увлеченность Солнцем помешала ему увидеть грешную Землю. Используя статистические методы доказательства, в частности, сглаживание кривых, он уходил от реальных фактов. Подгонял, «натягивал» их на свою концепцию. Позже я понял, что это ошибка всей мировой науки, изучающей природу.

— Почему? Какие   у   вас   основания  для столь   смелых утверждений?

— Основания — логика и опыт. Скажите, сколько статистических   кривых   надо  было  построить  Архимеду, чтобы, нырнув однажды в ванну, открыть свой знаменитый закон? Ни одной. Одного нырка хватило, потому что дело не ванной, а в голове. А сколько яблок должно было упасть на голову Ньютона, чтобы был открыт закон всемирного тяготения? Опять одно, поскольку дело опять не в яблоке… На другие головы хоть тонны яблок урони — ничего не будет. Тонны яблок — это статистика. Она, как и одно-единственное яблоко, может помочь рождению мысли в голове, но может ине помочь. Так что дело и не в статистике….

Законы природы — штука очень благодарная. Они, в отличие от людских, не знают исключений ни для машин ГАИ, ни для автомобилей президентов или пожарных. Потому и достаточно одного яблока, чтобы понять, что все яблоки и все другие тела на Земле будут притягиваться к ее центру, а не улетать вверх. Будут, будут. И в Англии, и в Антарктиде, Но в Антарктиде яблоки не падают. Почему? Да потому, что там яблони не растут. А если вы построите оранжерею, вырастите яблоню, то будут падать и там. Значит, дело не только в законах природы, но и в условиях их проявления. При одних условиях они проявляются, а при других—нет. Это не означает, что законы не действуют. Дей­ствуют, но иначе, через что-то другое, не через «яблоки».

А разве законы биосферы, законы распространения заболеваний — не законы природы? Разве для них и из них существуют исключения, привилегии? Нет. Чума, например, брала на тот свет всех подряд, не считаясь ни с княжескими, ни с королевскими титулами. И даже с вакцинами. В 1897 г. Владимир Хавкил изобрёл в Индии первую противочумную вакцину. Испытал, в том числе и на себе, — действует. Но в Манчжурии в 1911 г. почему-то не действовала… Почему? И почему манчжурская эпидемия не распространилась дальше Манчжурии? Разве не одно Солнце облучало и Харбин, и Владивосток, где чума появилась только в 1921 году, да, и то не везде, а в основном в прибрежных, приморских кварталах?

По Чижевскому получалось, что 65% эпидемий чумы приходилось на годы солнечного максимума и 35% — минимума. Но ведь были эпидемии и в годы умеренного Солнца. Были. Но опять-таки не везде. Не везде на Земле для чумы подходящие условия в одно и то же время. И дело тут не в героических усилиях людей, врачей. Графики заболеваемости и смертности всех эпидемий, не только чумных, и не только в древности, но и в наше время, напоминают опрокинутую параболу, некую резонансную кривую. Напоминают всегда — вне зависимости от того делали что-то люди или нет, боролись с эпидемией или никого не лечили — все одно: резонансная кривая. Но для резонанса необходимо сочетание, как минимум, двух факторов. Не только солнечного, о котором писал Чижевский, но и земного, земно-морского, о котором писали Петтенкофер, Судаков, Глейтсман. Но они друг друга не читали, хотя и жили почти в одно время…

На третий фактор указывали истории болезней из раз­личных монографий и тире между двумя датами в словарях и справочниках. Это возраст больных и умерших. Тут, как я уже говорил, тоже проглядывала закономерность, и ее подсказывала статистика. Вот тут она пригодилась… А еще пригодилась посмертная книга Н. Я. Пэрна «Ритм жизни и творчества» (Л.—М., 1925). Николай Яковлевич — русский врач, разносторонний человек и исследователь имел терпение и мужество на протяжении 18 лет (даже на фронте) вести дневник самонаблюдений по трем основным позициям: 1. Любовь — сексуальные влечения, желания. 2. Музыка — впечатления от нее. 3. Новые мысли, идеи. Потом он нашел в себе мужество не только обработать материал, но и написать книгу и опубликовать ее, уже будучи неизлечимо больным человеком…

Николай Яковлевич не успел познакомиться с работами своего младшего современника А. Л. Чижевского. В 1923 году он умер. А если бы успел, то наверняка обратил бы внимание, что его кривые «количества «новых мыслей», «числа написанных страниц», «частоты записей», распределенные по годам, удивительным образом напоминают кривые солнеч­ной активности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.